Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату

Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату. "Да, тут тебе не Русланова клиника", - подумалось ей. Убогая обстановка одноместной палаты состояла из собственно железной совдеповской койки, тумбочки, небольшого столика у окна с двумя стульями, которые, похоже, перекочевали сюда из школы. Остро пахло хлоркой. Да еще стойка с капельницей дополняла нехитрый дизайн ее пристанища. Она остановила свой взгляд на Алане, который задремал в небольшом дерматиновом кресле у двери. Это самое кресло для посетителей, по всей вероятности, и присваивало палате статус VIP.

- Лан, - тихо позвала она.

Мари чувствовала такую слабость, что, кажется, даже голосовые связки отказывались ей служить. Но Никольский ее услышал. Он Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату тут же проснулся и посмотрел на девушку.

- Как Рен? - первый вопрос, который пришел на ум.

- Жив. Пока жив. Состояние критическое. Следующие сутки все решат.

Алан выглядел измученным и не выспавшимся. На лбу обозначились морщинки. Глаза покраснели. Вид у него, обычно такого элегантного и подтянутого, сейчас был помятый и растрепанный. Он рассматривал девушку обеспокоенным внимательным взглядом.

- Я хочу к нему, - тут же безаппеляционным тоном объявила Марисса, не дожидаясь заключения сего осмотра.

Она догадывалась, что и сама выглядела ни лучшим образом, если довериться собственным ощущениям. К немощности присовокуплялась еще противная ноющая боль во всем теле. Болело все: перетруженные мышцы, голова Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату, синяки и ссадины после падений и ползаний в лесу.

- С ума сошла. Сама чуть ласты не склеила. Ты почему доброму доктору не сказала, что у тебя порок сердца?

- Потому что Рен тогда уж точно бы умер. Это просто пролапс. Ничего страшного. Он никогда меня не беспокоил, и тогда я совершенно про это не думала.

- А должна была. Если бы ты там загнулась, то Рен сам из нас бы всю кровь выкачал. За то, что тебе позволили геройствовать, - с упреком в голосе отчитывал ее мужчина.

Марисса прикрыла глаза. Говорить было трудно. Каждое слово отбирало те небольшие крохи сил, которые еще оставались в ее Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату истерзанном теле.

- Не гони волну, Лан. Я жива. А тебя и Руслана рядом не было. Рамиль и этот старый врач тоже не знали. К тому же, чтобы начать всех строить, Рену самому сначала выкарабкаться предстоит.

Глаза слипались. Руки и ноги казались настолько тяжелыми, что было невозможно ими пошевелить. А тело было настолько слабо и безвольно, что девушка ощущала себя разбитой куклой, не подлежащей починке. "Но это не важно. Главное Тиграшик жив. Он выберется. Он боец по жизни. У него обязательно получиться", - Мари позволила захватить себя чарам Морфея. Но тут из сладкой неги сна ее выдернул Руслан, заскочивший Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату в палату и с ходу принявшийся на нее орать.

- Ты чем думала, когда на донорство соглашалась? У тебя чуть сердце не встало. Хорошо, я вовремя подоспел. Тебя бы выпороть, да жаль, и так еле дышишь.

- Уйди, противный. Развелось вас тут садюг, - прошептала Марисса, зевнув.

- Ребятки, свалите, а? Вы меня утомили, - жалобно попросила она.

- Ладно, отдыхай. Потом поговорим, - проворчал сердитый Руслан.

- Укольчики свои прихватить не забудь в качестве аргументов, доктор Менгеле, - пробормотала ему вслед засыпающая девушка.



Руслан воспользовался ее предложением. Вечером того же дня в палату зашла медсестра с очередной капельницей, которую он тут же закрепил в стойке с ехидным выражением Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату физиономии и смешинками в глазах. У Мариссы не то, что увернуться от болезненных уколов, возмущаться сил не было. Тело дружить с мозгом все еще не хотело К ее конечностям словно привязали по стопудовой гире, а на шее болтался якорь Титаника.

Однако капельницы и те несколько уколов, которые не без удовольствия вкатил ей доктор Рус, оказали благоприятное воздействие на ее ослабленный организм. Спустя два дня, проснувшись в полдень, Мари смогла подняться на кровати. Нужно было срочно доковылять до туалета, который, по всей видимости, находился где-то в конце коридора. А для этого предстояло выбраться из уже порядком опостылевшей Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату палаты.

Сделав несколько неуверенных шагов, Мари упала на колени и застонала от боли. Давали о себе знать еще не зажившие ушибы и ссадины. Сделав над собой коллосальное усилие, она смогла снова подняться и выпала в коридор прямо на мордоворота, стоявшего у дверей. По другую сторону дверного проема обитал еще один здоровенный мужик, похожий на первого как брат близнец. "Охрану Лан мне подсуропил", - догадалась девушка.

- Так, малыши. Раз вы тут все равно без дела ошиваетесь, транспортируйте-ка меня до сортира, - быстро сообразила, как распорядиться своими секьюрити Мари.

Охранник, на которого она упала и на котором продолжала все еще висеть, поднял ее как пушинку Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату и доставил в обозначенное место. Пока девушка стояла перед умывальником, ее посетила еще одна мысль, показавшаяся ей очень умной и своевременной. Она выползла из туалета и скомандовала:

- А теперь в реанимацию к Ринару.

Мужчины переглянулись, но так как насчет передвижений девушки они никаких инструкций не получали, то выполнили требуемое. Медсестра в коридоре сладко дремала, облокотившись на стол, недалеко от двери палаты Рена. Марисса приложила палец к губам, но ее телохранители и так двигались совершенно бесшумно, что было даже как-то противоестественно, учитывая их нехилые габариты. Охранник поставил Мари на ноги возле двери реанимационной палаты.

- Не шуршать Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату, - на всякий случай предупредила их Марисса и скрылась внутри помещения.

Сердце зашлось, пронзенное острой болью. Рен, такой мужественный, такой сильный, нерушимый как скала, лежал на больничной койке такой слабый, беспомощный, беззащитный, опутанный проводами и трубками. И только слабое дыхание показывало, что он все еще жив.

Вокруг него пищали и гудели различные медицинские приборы, стояла капельница. Тело мужчины было облеплено пластырями, закрепляющими датчики и иглы. Марисса рухнула на колени на пол рядом с ним и взяла в свои маленькие ладошки его большую крепкую ладонь. Ощутив слабое биение его пульса, она улыбнулась: "Он жив. Он со мной". Слезы стекали крупными каплями по ее щекам Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату и капали с подбородка на руку мужчины.

- Рен, Ренчик. Ты только не вздумай умирать. Ты просто не имеешь право бросать меня. Ведь знаешь, как говорят? Мы в ответственности за тех, кого приручили, - нашептывала девушка. - Ты не оставишь меня, правда? Ты поправишься, непременно поправишься. Ты так нужен мне. Ренчик, родной мой. Любимый.

Она судорожно всхлипнула и шмыгнула носом. Вдруг почувствовала на себе неподвижный пристальный взгляд и подняла голову. Ринар смотрел на нее из-под полуприкрытых век, и выражение его глаз определить было невозможно.

- Мне обязательно нужно было словить маслину в пузо, чтобы ты так надо мной ворковать начала? - тихим Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату хриплым голосом, в котором, однако, отчетливо слышалась доля сарказма, осведомился он.

Мари встрепенулась, вытирая кулачками соленую влагу с лица.

- А ты, значит, специально трупом прикидывался? Чтобы подслушивать, да?

Губы Ринара изобразили подобие насмешливой улыбки, а Мари опять шмыгнула носом.

- Раз уж ты жив, то сделай милость, забудь все, что я сейчас тут наговорила. И вообще, особо не на что не рассчитывай, - ворчливо запыхтела она, смутившись.

Пальцы мужчины с удивительной для тяжело раненного силой сжали ее хрупкие пальчики. Он продолжал улыбаться и не сводил с нее острого, проникающего в душу взгляда.

- Как скажешь, Котена, - к саркастическому тону прибавились издевательские Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату нотки.

В палату зашел Руслан и застыл удивленно на пороге.

- Так, я что-то не понял. Тебе кто сюда звал? - гневно начал он свою обвинительную речь. - У тебя своя койка-место в этом сарае имеется. Вот там я и хотел бы тебя видеть.

- Меня не зовут. Я сама прихожу, - кинула ему в ответ Мари свою излюбленную фразу. - А на твои пожелания мне фиолетово. Я как кошка, которая гуляет сама по себе. Дикий зверь из дикого леса.

- Так, дикий зверь. Брысь под лавку, а то сейчас домяукаешься у меня. Я тебе столько уколов организую, что месяц потом на животе спать Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату будешь, - разъярился Рус.

- Ренчик, поправляйся быстрее, - запричитала Марисса. - А то этот доктор Менгеле меня тут до смерти заколет. И заступиться за меня бедную некому.

Руслан зарычал, а девушка поспешила убраться восвояси, решив более не нарываться. А то вдруг осуществит свою угрозу? В больнице врач - и царь, и Бог, а она еще слишком слаба, чтобы избежать сей неприятной процедуры.


documentaihadfd.html
documentaihakpl.html
documentaiharzt.html
documentaihazkb.html
documentaihbguj.html
Документ Глава 7. Марисса открыла глаза и обвела взглядом палату